Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Леонид Волков: У части совершенно нормальных людей вдруг сорвало башню и с клыков потекла слюна.

Наверное, одно из самых страшных открытий последних дней (помимо всего прочего), которые многие из "нас" испытали — это то, что значительное число из "нас" мы потеряли. У части совершенно нормальных людей вдруг сорвало башню и с клыков потекла слюна: "За Крым Путину все простим, и коррупцию и вранье!", "Вернем Крым себе!", "Надо защитить русских в Крыму!" и т.д. Люди, которые никогда не смотрели первый канал, которые прекрасно понимают, что такое нынешний режим и какова цена его утверждениям, внезапно зашлись в патриотическом экстазе, присоединяясь к "депутатам" "Госдумы" и прочим любителям цинковых гробов. (Каковая любовь, кстати, вполне предусмотрена действующим Уголовным Кодексом РФ, ст. 354. Действия же гражданина Путина В.В. и т.наз. "сенаторов" подпадают под ст. 353 этого же Кодекса).

И все, и с ними теперь рациональные аргументы
а) перетерты на сто раз
б) не действуют

— "Вернем Крым себе!!!!111111" — "Чувак, 'себе' — это кому? Лично у тебя что изменится от того, что губернатор Крыма будет назначаться не из Киева, а из Москвы? Сейчас Крым это хреновое дешевое безвизовое место для отдыха с советской инфраструктурой и хамством. Будет хреновое дорогое безвизовое место для отдыха с советской инфраструктурой и хамством. Что еще изменится? То, что в процессе оттяпывания Крыма убегут инвесторы, обрушится фондовый рынок, евро будет стоить 60 рублей, во всем мире станут хуже относиться к России и будет убито сколько-то ни в чем не повинных людей? Ты этого хочешь, когда мечтаешь вернуть Крым 'себе'?

— "Но ведь надо защитить русских в Крыму!!!!1111" — "А откуда ты знаешь, что они просят о защите, если сейчас от их имени говорит мелкий бандит, партия которого набрала 4% на последних выборах в парламент Крыма, и совершенно точно не представляет население региона? От кого их надо защитить? От кого их могут защитить российские силовики, у которых никак не получается защитить русских в России? И, главное, как ты можешь верить российским властям, говорящим о защите интересов русских, когда каждый раз на протяжении последних 20 лет, говоря об этом, российские власти врали — бросив соотечественников в Средней Азии и на Кавказе, предавая их при каждой возможности?"

... и так далее, и по кругу.
Бесполезно. Шоры опущены, шашки наголо, собеседника несет. (Странно только, что не в военкомат).

И это ужасающее явление превращения мирных и вроде бы неглупых людей в алчущих войны упырей настолько заметно, что его нельзя игнорировать — но надо анализировать. Тем более, что Путин сумел, очевидно, предвидеть, что такое превращение произойдет, и сумел качественно эту карту разыграть, чего уж там.

Так что это было?

Это был, конечно, пост-версальский синдром.

Да, аналогии с гитлеровской Германией уже набили оскомину, и да, про закон Годвина я тоже все знаю.

Но от этих аналогий никуда не деться: дело не в Олимпиаде, конечно, ее-то бы я как раз считал случайным совпадением. Но риторика российских властей о "защите прав русских" буквально дословно совпадает с пред-Судетской риторикой нацистской Германии (в Судетах, впрочем, немцы составляли 90% населения, в то время как русские в Крыму — это около 55%), а методы провокаций (воинские подразделения без знаков различия, но в российской форме, пролеты и проезды отдельных вооруженных формирований, блокирование и захват отдельных зданий) до степени смешения схожи с операцией "Гиммлер" в августе 1939-го. Только слепой, наверное, может отрицать очевидное — хотя это ужасно неприятно, стыдно и некомфортно, осознать, что ты внезапно оказался гражданином государства, осуществляющего акт преступной, фашистской агрессии.

Мысль этого поста не в этой очевидной аналогии, она в другом. Объектом рассмотрения мне хотелось бы сделать вот этот вот раскол в думающей части общества, раскол глубочайший и беспрецедентный. Что все-таки заставляет умных людей стать апологетами войны? Мы знаем, что в нацистской Германии было то же самое: как раз агрессивная риторика Гитлера и расколола, и ослабила в значительной степени оппозицию, как раз аншлюс Австрии, оккупация Судет и создание протектората Богемии и Моравии привели к тому, что многие из идейных противников Гитлера, умных людей, решили для себя "что за это можно ему все простить". То же самое происходит сейчас и в России. Раз аналогичны последствия, то могут быть аналогичны и причины, не так ли?

И все становится на свои места, ведь причины произошедшего сдвига в головах немецких интеллектуалов хорошо изучены. Причины эти все кроются в Версальском мире. В ощущении глубочайшей несправедливости. В том, что каждому немцу казалось, что в Версале что-то отобрали лично у него (и не так далек от истины был этот немец: ведь репарации легли тяжелейшей нагрузкой на всех граждан, на всю экономику страны). Отсюда и ощущение, что надо "вернуть себе". (Отобрали — у меня? Вернуть — себе!).

Лирическое отступление. Мне повезло давным-давно один год, это был десятый класс, проучиться в обычной школе в Германии, мы это все очень подробно разбирали и на уроках истории, и на уроках обществознания (а в Германии это чуть ли не главная составляющая гуманитарного образования в школе — воспитать чувство вины за преступления нацизма, и не вбить его — вбивать бесполезно — а именно воспитать, подробно объясняя, как вообще могло так случиться, что один из самых образованных и культурных народов превратился в то, во что он превратился при Гитлере). Мы разбирали как была построена пропаганда NSDAP, какую риторику она использовала, к каким чувствам апеллировала. Там главное было: "вернем себе то, что принадлежит нам по праву, что у нас отобрали нечестно". (Много позже мне довелось убедиться в правильности этих школьных уроков на одном, но ярком практическом случае — я разговорился с одним немецким старичком, и с удивлением понял, что для него поражение в Первой мировой войне и Версальский мир являются куда более важными и волнующими фактами истории, чем поражение во Второй мировой, несмотря на то, что первую он не застал, а во второй сам участвовал в качестве солдата).

Вот ровно эту же струнку щиплет сейчас и пропаганда российская. "Вернем себе то, что принадлежит нам по праву" — упирая на решение Хрущева в 1954 году, и забывая про Будапештские соглашения 1994 года, которыми территориальная целостность Украины была полностью подтверждена и обеспечена (в обмен на базу для Черноморского флота), упирая на нынешний этнический состав Крыма, и забывая про сталинскую депортацию крымских татар, из—за которой Крым и стал "русским"... Ну, пропаганда — она и есть пропаганда. А я все про свою аналогию.

От вагончика в Компьенском лесу до Судет — 20 лет, до вторжения в Польшу — 21 год.
Наш вагончик в Компьенском лесу — это, конечно же, охотничий домик в лесу Беловежском. 22 года прошло.
Жизнь одного поколения.

Это ровно столько времени, сколько надо, чтобы выросли люди, которые информацию о том, что было тогда, черпают не из личных воспоминаний — и, следовательно, при наличии пропаганды, оказываются неустойчивыми к пропаганде. За это же самое время люди, которые были взрослыми тогда, успевают забыть достаточно, чтобы на место реальных воспоминаний пришла ложная память. Многие из тех людей, кто в 1918 искренне радовался самому счастливому событию, окончанию войны, двадцать лет спустя помнили только несправедливость Версальского мира. Многие из тех людей, кто в 1991 искренне радовался кончине бездушного и омерзительного монстра под названием СССР, двадцать лет спустя помнят, что у них что-то отобрали. И готовы посылать своих детей (которые ничего не помнят, потому что их 20 лет тому назад не было на свете) воевать и умирать за то, чтобы рейтинг Путина вырос на несколько процентов, а Тимченко с Ротенбергом могли бы распилить пару десятков миллиардов долларов на нацпроекте "Развитие курортной инфраструктуры Крымской области".

Нет войне!

Леонид Волков

http://www.kasparov.ru/material.php?id=5313C45C0F6E9

Любимые герои современности.Один из них - Николай Губенко

Так мало пишут о великом человеке,замечательном режиссере и актере Николае Губенко. Вероятно, до сих пор велики традиция инертности.Как повелосьзамалчивать театр "Сообщество актеров Таганки", которое он создал, спасши тем самым многих актеров от безработицы, на которуюобрекал их гениальный режиссер, но равнодушный к другим людям, человек, Юрий Любимов. Ну, да время все расставило по местам и рассудило. Правильно - не прпвильно, но рассудило. Хотя,и жаль, как все повернулось.
Решила поискать, что, да как. Как упомянула выше, по инерции, пишут о нем и его театре мало. Обидно. Но, хоть, малое интервью, но нашла.



от 5 декабря 2012 года:

Николай Губенко: «Какое царство абсурда!»(интервью брала и готовила статью Ольга Шаблинская)

О «больном времени», потешных полках и подачках

«Государство должно ограничить то, что называется свободой — свободой грабить, растлевать и убивать».

Николай Губенко — из тех, кого называют совестью эпохи. Известный режиссёр считает, что сегодня нам нужны не митинги, а иные формы протеста.
Сплошь говорильня

«АиФ»: — Николай, Николаевич, вы прямо с порога удивили! «Пять долларов за проезд в лифте» — так вы меня встретили в Мосгордуме. Коммунист Губенко тоже встал на рельсы капитализма?
Досье
Николай Губенко родился в 1941 г. в Одессе. Окончил актёрский и режиссёрский факультеты ВГИКа. Служил в Театре на Таганке актёром, а с 1987 по 1989 г. - худруком. С 1993 г. и поныне - худрук «Содружества актёров Таганки».


Н.Г.: — Шутка продиктована государственным интересом к накопительству посредством грабежа ресурсов, народа, всего и вся и попустительству верховной власти этому накопительству и обнищанию народа. Идеология государства — деньги. Деньги и ориентация на Запад. Деньги стали стержнем всего, судя по последним событиям в «Оборонсервисе» с его жуткими махинациями. Страна не достигнет благополучия, пока меньшая часть нации процветает за счёт грабежа, а большая часть бедствует. Этот процесс будет развиваться до тех пор, пока люди не скажут «нет!»

«АиФ»: — Раньше к этому «Нет» постоянно призывали коммунисты. Но они сейчас разбегаются по разным партквартирам...

Н.Г.: — «Разбегание» коммунистов происходит отчасти благодаря усилиям Кремля. «Разделяй и властвуй». Вспомните кремлёвский проект с «Родиной» во главе с Рогозиным, проект «Справедливой России» во главе с Мироновым. Все они направлены на раскол левого движения. Но наступит момент, когда все коммунистические движения соберутся воедино и тогда их будет больше, чем в СССР.

«АиФ»: — Сегодня на политическую арену выходят новые ребятки. Взять хотя бы Навального и Удальцова, которые хотят свергнуть нынешнюю власть. Волнения на площади Сахарова, на Болотной... Или знаменитая история с группой «PussyRiot», когда несколько профурсеток в открытую выступили против Путина...

Н.Г.: — Двадцать с лишним лет назад общество получило сигнал: тотальное неуважение ко всему и вся, особенно к советскому прошлому. Референдум о сохранении Союза — 76, 4 % «за» — забыть и не вспоминать. Праздник Хануки в Кремле — без проблем. Накрыть Красную площадь для концерта иностранной звезды, залить каток — пожалуйста. А вот про катки на священных площадях ни у французов, ни у англичан, ни у американцев что-то не слышал. Девицы оскорбили чувства верующих. Какие пустяки? А разве не оскорбила тысячи людей вечеринка во главе с Прохоровым на крейсере «Аврора»? А не оскорбляют ли ветеранов лживые фильмы о войне Пивоварова и др.? А недавний опус «Шпион»? Можно было бы понять, если бы этот фильм сделали в Германии. «Вот вам ответ на Штирлица — наш герой добрался аж до Сталина!». Но это сделали внуки победителей. Просто царство абсурда. В основе жизни всякого нормального государства лежит уважение к человеку. Не уважаете наше прошлое — как тогда можно уважать настоящее и будущее?

Теперь о митингах. Мы ведь любим брать пример с цивилизованных стран. Там принято выражать протесты митингами, демонстрациями. Вот Греция, Испания — уже целый год выходят на улицы сотни тысяч людей. И что? Их услышали? Нет. Что-то изменилось к лучшему? Нет. В Англии целый миллион вышел на улицы протестовать против войны в Ираке. Война закончилась? Или англичане вывели свой контингент оттуда? Тоже нет. Наконец, и наши люди стали выходить протестовать. И тоже никакого результата. Я искренно не понимаю людей, собирающихся слушать Немцова, Рыжкова, Собчак. Ведь они уже говорили, говорили, говорили ... Но, если митинги не дают результатов, может быть подумать об иных формах протеста?

Вспомнишь Гоголя

«АиФ»: — Николай Николаевич, недавно было заседание Валдайского клуба. Западные политики говорят, что Россия к 2030 году может стать страной по уровню жизни как Швейцария. Верите в это?

Н.Г.: — Анализируя, как легко им удалось разрушить СССР, западные политики думают, что мы совсем уже выжили из ума. Сомненья нет — поводов у них достаточно, но не до такой же степени. Чтобы осуществить их прогнозы нужно, по меньшей мере, единство власти и народа, забота власти о народе, о его интеллектуальном и трудовом потенциале, а не обман и подачки. Назовите хоть одно из серьёзных, стратегических, правительственных обещаний, которое было выполнено. Уровень жизни ниже, чем во всех цивилизованных странах, образование продолжает ухудшаться, идёт целенаправленное истребление науки (285000 учёных уехало из страны), армия при Сердюкове превратилась в потешные полки, готовые к демонстрации юдашкинской военной формы на показательных учениях для президента и иностранных гостей, но, отнюдь не к защите страны (достаточно вспомнить количество неудачных космических запусков). Опять таки национальный вопрос. 20 лет назад люди прямо, открыто смотрели друг другу в глаза. Отмечали праздники вместе, преодолевали беду вместе — независимо от национальности. Сейчас всё направлено на разобщение общества.

«АиФ»: — Но что же, всё так плохо у нас? Есть ведь, например, «Северный поток», будет «Южный», «Сколково»... Авиация начинает дышать...

Н.Г.: — Вот если бы за счёт прибыли от «Северного» и «Южного» потоков снизили цены на бензин, на тарифы ЖКХ, на ГСМ в сельском хозяйстве, то есть, проще говоря, сделали бы энергию для себя дешевле, чем для других, то эти проекты только радовали бы. Но ведь, напротив, цены только растут. Может быть, эти фантастические прибыли уплывут на Запад, как ежегодно уплывают десятки миллиардов долларов. Может быть, некие молодые люди приобретут на них кораблики, дворцы в Лондоне, или острова в океане. Во всяком случае, мы с вами этих доходов не почувствуем.


Вот и «Сколково»... Как то невольно вспоминаешь Н.В.Гоголя с маниловскими мечтами. Это сколько же надо будет заплатить иностранным выдающимся учёным, что бы они бросили свой дом, свою страну и приехали работать в неведомую им Россию. А наши учёные будут в это время прозябать? Сколько НИИ закрыто по стране? Что стало с их специалистами? Кто нибудь в верхах задумывался об этом? А если задумывался, значит это целенаправленная политика. Ведь у нас был огромный научный потенциал, которым обладала и ещё обладает страна, огромное количество научных центров, начиная с новосибирского Академгородка, Пущино, Сарова, Дубны и др. Почему не отдать эти миллиарды им на новейшие исследования? А пока т.н. некоммерческие иностранные организации отслеживают наши идеи на стратегических направлениях науки, в том числе в оборонке. Уже с начальных курсов ВУЗов они «пасут» талантливых молодых учёных вплоть до диплома, предлагают им хорошие перспективы, зарплаты.

Только бы работали на них. Лаборатории в США и других странах кишат нашими специалистами. «Сколково» было бы идеальной мечтой, если бы «народы, распри позабыв» объединили свои усилия на благо людей. Но пока не будем забывать о бжезинских, олбрайтах, тэтчерах, для которых «пятнадцать миллионов» — оптимальное количество населения России. И если вы помните эту цитату из речи Тэтчер, когда переводчик подумал, что она ошиблась и перевёл «пятьдесят миллионнов», г-жа Тэтчер поправила его: «Пятнадцать миллионов!»

«АиФ»: — В былые времена русская интеллигенция пыталась пробудить народ, организовать его жизнь... Сегодняшняя интеллигенция в состоянии это сделать?

Н.Г.: — В былые времена интеллигенция строила больницы, школы. Вспомните хотя бы названия московских больниц. А школы, целых три, которые построил небогатый писатель А.П.Чехов. А Третьяковская галерея и т. д. А во время войны народные артисты жертвовали свои сбережения; кто-то на самолёт, на танк, не говоря уже о концертных бригадах, работающих на фронтах. То есть разделяли с народом все тяготы войны. А сейчас, когда огомная часть народа еле сводит концы с концами. Мы только и слышим как один писатель купил поместье в Провансе, другой в Биарице, третий в Италии, актёры шоу-бизнеса обосновались в Майами. А вот собрались бы и вскладчину построили «Артек» для детей неимущих. О таком подвиге пока не слышно. Вот Чехов писал о Пржевальском: «В наше больное время... подвижники нужны как солнце». И в наше время подвижники есть; благодаря им ещё работают школы, больницы, шахты, электростанции. Спасатели, которые едут в Крымск, да, собственно в любое место, где случилась беда.
«Штопаем паруса»



«АиФ»: — Николай Николаевич, я знаю, у вас в театре скоро будут «Бешеные деньги».

Н.Г.: — Бешеные деньги у нас в «Содружестве актёров Таганки» возможны только как название спектакля. А вот то, что скоро мы сыграем премьеру «Бешеных денег» в постановке Марии Федосовой, надеюсь, будет зрителю очень интересно. Государство не финансировало нас 16 лет, но знаете, по Высоцкому «мы научились штопать паруса и закрывать пробоины телами». Лишь последние четыре года мы вкусили благо бюджетного финансирования. А так не роптали, жили в тиши забвения, режиссура сторонилась (кроме таких отважных, как С.Соловьёв, С. Кутасов, В. Иванов, А. Кирющенко), пресса (кроме покойного В.Вульфа) как правило, злобствовала насчёт раскола старой Таганки, редко (за отдельными исключениями) заглядывая к нам. А вот публика нас жаловала, за что ей искренняя признательность. Но, главное, в результате блокады (это без преувеличения) в театре образовалась самодостаточная группа режиссёров, которые молоды, талантливы и трудолюбивы.
На съемках фильма «Запретная зона». Слева: режиссер и актер Николай Губенко. 1988 г. Источник фото: russianlook.com

Чем актуальна такая пьеса, как «Бешеные деньги», спрашиваете? Сами деньги сегодня актуальны, а бешеные — до такой степени актуальны, я просто не поверил, когда посмотрел спектакль в изложении М.Федосовой и блестящих актёров нашего театра. Получается как то не скромно. Лучше прийти самим и убедиться.

«АиФ»: — Знаете, когда я бываю у вас на премьерах, частенько думаю: Губенко что, хочет, чтобы театр закрыли?

Н.Г.: — Нам очень важно, чтобы люди знали — в Москве есть театр, где можно глотнуть чистого, правдивого воздуха, напитанного любовью к человеку, замешанного на хорошей драматургии, музыке, поэзии. Сейчас я начинаю репетировать спектакль «Репетиция концерта по случаю конца света», где основой текста является поэзия, начиная с её возникновения в России до наших дней.



«АиФ»: — Николай Николаевич, мне бы хотелось в нашем интервью дать читателю «АиФ» хоть какую- то надежду... Как нашим гражданам выйти из ситуации, которая сложилась в стране?

Н.Г.: — До тех пор, пока государство не ограничит то, что сейчас именуют свободой — свободой грабить, свободой убивать, свободой растлевать, свободой насиловать человека, — до тех пор никакая религия не положит этому конец. Это обязанность государства. Вот у Чехова в дневниковых записях во время его путешествия на Сахалин, когда он плывёт по Енисею: «Я стоял и думал: какая полная, умная и смелая жизнь осветит со временем эти берега!» Пора выполнять напутствия наших русских гениев."


http://www.aif.ru/society/article/57791



Накануне своего семидесятилетия он признался:
"«Мне грустно оттого, что жизнь коротка и за время своего пребывания в профессии я не успел сделать людей хоть на йоту лучше. А это в принципе – задача каждого художника. В молодости обольщался, что мои фильмы, роли могут хорошо сказаться если не на человечестве, то хоть на одном человеке. Сейчас я в это не верю. Если двухтысячелетняя вера не улучшила человечество, то что может светское искусство?..»"

Гениальный человек. Благодаря таким, как он, наше общество до сих пор не скатилось на дно мерзостной ямы, куда его так старательно пихают многочисленные и многоликие псевдодоброжелатели.

Как бы, щенки. Которые, засиделись. Как, герои и героини классических романов.

У меня засиделись четыре щенка. Как-то, так, мы оказались не активными, а они и не торопиоли. И нам было весело, пока, в один из дней, вдруг не прикинули, что малыши-то растут и хоть нам с ними и очень весело, но пора бы им находить свой личный дом. Вот, из этого понимания и родилась, в числе прочих, и эта тема.

Но, начну сначала. Собственно, откуда все взялось.

Есть у меня такая мелкая слабость - мне нравятся породистые собаки. Не все породы. Только, несколько. Порода же это что? Закрепленный определенный внешний облик и закрепленный зарактер, его основные черты. (Насколько помню, породой, порода признается только тогда, когда шесть поколений дали однотипных собак. Вроде, так.) Породы, как краски&цвета у художника. Скажите, какие цвета вам больше нравятся? Так, и породы. Собака Динго тоже на любителя.

Но, любовь случилась не сразу, а постепенно. Сначала, были просто собаки. Приемные от друзей. Нам было хорошо и радостно с псами. Благополучно прожила я с ними весь их отпущенный век. .Потом было бессобачье.

После нового особаченья, у меня перебывало, еще некоторое количество собак, уже породистых, и в конце концов, совершенно случайно, даже не желая этого сознательно, я остановилась на тех собаках, которые,как ни смешно, напоминают (в чем-то) и кошек. Вероятно, ну, предположу, что это было еще и воспоминанием о единственной моей кошке, которая жила в нашей семье, когда я было оччень молода.
Итак, последние мои компаньоны, это папильоны. В Германии, как говорят, их называют собаками-кошками и собаками-белками.
Вот, и думается мне, потому что они собаки-кошки, они и обосновались у меня. Хотя, что их так называют в Германии, я узнала позже. Наитие, да?

Вообще, не удивлена, что, массово, народ, с которым общаюсь в реале, или, виртуальный, и френды и нет, просто не знает такую породу. Я и сама узнала про этих кошкособов и зайчиков, всего-то, несколько лет назад. И, до недавнего времени просто не очень понимала, что это в конце концов за порода такая. В чем ее фишка. Да, она очень маленькая и легкая. И все? И все! Это происходило и со мной, и не только со мной, по одной простой причине - незнанию породы. Завести завели. Оформили. Даже на выставках появились породные их ринги, но по настоящему никто не озаботился понять суть породы. Этот этап осознания медленно шел и у знатоков-кинологов, экспертов-судей, а что говорить о просто любителях собак и, в частности, маленьких собак. В России, за папильонов принимают, по незнанию, любую мелкую псю. А, папильоны, они далеко не любые. Просто их мало настоящих в огромном море двойников.

ДВОЙНИКИ!
Типа, как Мерилин Монро - она, одна такая, а двойников - море. Но, никто же не посчитает, в здором уме, что они тоже Мерилины. Просто, одни похожи побольше, другие поменьше, а некоторые и вообще, никак не похожи, но, надевают белый парик и играют ее роль. А, вот, с собачьей породой папильон или папийон (это, для фанатичных любителей переводов с французского) именно это и произошло. Все считаются Мерилинами ака папильонами.

Порода, это вообще, тяжкий крест. Это, избранные, это изгои, это лучшие, это, как антиквариат, как штучное творчество. Особенно, если массово, мы все, как бы, непородистые, после стольких-то лет революций. И к породе, в ком бы то ни было, относимся с некоторым подозрением. Ну, кто-то, больше, кто-то меньше подозревает, но это так.
Кстати, папильонов, и преклонение и изгойство коснулись очень лично. Дело в том, что предки этих собачек (история происхождения теряется в глубине веков) - карликовые спаниэли-фалены, были дворцовыми собачками у французских королей. Щенков фаленов, французские послы обязательно везли в разные страны и преподносили вместе с верительными грамотами местным правителям, как "подарок сердца". Красиво. Да.
Сады Фонтенбло
И, так тянулось до самой... как вы понимаете, Великой Французской революции. В общем, те фалены, которым уже дали имя папильон - бабочка, потому что у Марии Антуанетты появился карликовый спаниэль с поднятыми ушками, похожими на крылья этой самой бабочки, по полной поплатились вместе со своими хозяевами-аристократами. Их признали одним из символов роялистов-аристократов и уничтожали повсеместно. Так, что, относительно большой группой, сохранились только те карликовын французские спаниэли ака фалены-папильоны, которых вывезли с собой в Америку, бежавшие туда их хозяева, французские аристократы. Откуда, кстати, в конце 19го века, их потомки папильоны (собачки с поднятыми ушами) и вернулись обратно в Европу. В которой их уже никто не помнил и не ждал.
Так что, принадлежность к дворцам и аристократии иногда бывает смертельно опасной, не только для людей. Ну, да и мы россияне это знаем не по наслышке. Напомню, что русскую борзую породу в революционной России тоже всю уничтожили. И ее восстановили любители-кинологи в Европе и только так эта исконно национально русская порода вернулась в Россиию. Но, все это, очень надеюсь, что, уже в прошлом.

Так, вот. В последние десятилетия, вроде бы все кричат, что ни-ни, сейчас век демократии и все мы одинаковы, и все мы статисты, и все мы единая масса, и все мы ровны и равны, и т.д. и т.п.. Но.... что происходит с отдельными ровными личностями из толпы, после того, как они узнают, что, хотя бы, боком, хотя, бы пальчиком, или коготком, их предки принадлежали к известным линиям любых аристократов (или просто к дворянам)... Мама дорогая, куда, мгновенно, девается их демократизм. Вернее, он оставался, но уже как газовый шарф вокруг шеи АРИСТОКРАТА.

Знаю, как менялись люди и как вели себя в новой аристократической своей ипостаси, ибо, тесно общалась, в 90-е, с членами разных Дворянских союзов. Именно, разных. Их было несколько, потому что, они сами, внутри этих союзов, делили членов - потомков громких фамилий, аристократов, белую кость и голубую кровь, на настоящих и ненастоящих. Вот, так.

Итак, порода в собаке по имени ПАПИЛЬОН, ПАПИЙОН, БАТТЕРФЛЯЙ, БАБОЧКА. Вы уже поняли, что это одна и та же порода? Да? Но, при множественности названий, порода одна и внешний облик один. С вариациями, но, один.

Хочется кусаться, когда я слышу "а у нас во дворе гуляет, папильон, правда побольше будет, и лысоват, малость. Мы все думали, что у него за порода, посмотрели ваши картинки, похож,". Сразу видно, люди в поиске чего-то высокого. Пусть не в себе, но в своей собаке. Любите (ударение на И) вы просто собаку. Нафига, изгаляться и искать наличие хоть каких-нибудь признаков, хоть какоц-нибудь породы в своем псе. Вы ж его изначально не за породу брали, а просто за собачестость. За глаза, за ласковость, за радостный хвост, за толстые лапы. В голову никогда не приходило, в пору молодости, своих Шариков и Кексов выдавать за породистых. Я просто хотела, чтобы рядом в доме жили собаки.
Никто же не норовит выдать табуретку за стул мастера Гамбса. Когда хотят просто сидеть, покупают табуретку, когда хотят стул Гамбса, покупают стул Гамбса.

Вернусь к своим бар... папильонам. И, дело тут не просто в ушах, которые стоят. Как думают многие и очень многие. Хотя, да! уши, стоят. И какие уши!
DSC_4414
и еще уши. А можно и не только уши, но и в полный рост. Офигенно, красивый мальчик. Ну, по крайней мере, для меня.
DSC_4381 (Копировать)
Вот, как-то, так.
Ну, и немного и галопом, о породе маленьких комнатных собачек. (Уши стоят под углом 45 градусов и не иначе, шерсть длинная, и на ушах и на туловище, и, так просто, не осыпающаяся, подшерстка нет, в принципе, кость легкая, и очень легкая, рост 28 см или около того, незлобные, не кусающиеся, но умные. IQ зашкаливает. Проверено на многих владельцах. Основной цвет - белый, остальное - цветные пятна и вкрапления. Цвет не закреплен. Голова НЕ круглая, стоп крутой, носы не короткие). Для общего узнавания породы, вроде бы достаточно. Подробности, уже для истинных любителей породы.

Да!!!!!!! ПРО ЗАСИДЕЛИСЬ!!!
Вот, к примеру, один из засидевшихся. Парень с гордым именем Перун. Ожившая плюшевая игрушка. Он просто обожает лежать на руках в самых невообразимых позах. Он думает, и я ни на минуту не сомневаюсь в этом, что рожден, чтобы лежать на руках. Ну, вот так сложилось. Понимаю, что любителям гордых овчарок и прочих стаффордов, это кажется извращением. Но, нам как-то не кажется. Папильоны просто рождены для игр и развлечений. Ну, еще, для фрисби. Кто не знает - гонки за тарелочками.

DSC_4398 (Копировать)

DSC_4395 (Копировать)

DSC_4404 (Копировать)

DSC_4402 (Копировать).JPG 1

А, тут они всей кучей. В принципе они совсем меня не напрягают. Не овчарки. Но, дом искать каждому все же надо.

DSC_4359 (Копировать)

DSC_4360 (Копировать)

DSC_4358 (Копировать)

Ну, вот. Начала, про засидевшихся в отчем доме парней и девок папиков, а развернулась на много слов о породе и людях. Короче, это папильоны и они ЕСТЬ,

ШЕНДЕРОВИЧ. прелестный такой разговор.

Виктор ШЕНДЕРОВИЧ: Я клоун, я шут гороховый

http://www.novayagazeta.ru/politics/55947.html

Шендерович. Культпросветработник. Рыцарь непечатного образа. Пишет, как сам говорит, «шендевры».
18.12.2012

— Ты сочиняешь стихи, поэзия про Путина у тебя есть?

— Есть, конечно. Я написал в 2000 году стишок в соавторстве с Лермонтовым Михаилом Юрьевичем, он звучит так: «Прощай, свободная Россия, наследственности не избыть, опять мундиры голубые нас учат Родину любить. И в день стошнит еще три раза, пока не выгонят взашей от их всевидящего глаза, от их всеслышащих ушей».

— То есть ты был уверен, что именно так и будет, еще в 2000 году?

— Нет, меня не выгнали взашей, я здесь…

— Тебя выгнали с телевидения.

— По российским меркам это не называется взашей. Я, как Кот Бегемот с Поплавским, который говорил: «А я б, например, не выдал <паспорт> такому, как вы! Глянул бы только раз в лицо и моментально отказал бы!» Я когда глянул ему в лицо, мне стало нехорошо.

— Ты посмотрел ему в глаза 29 января 2001 года?

— Да. Это была точка. Важно, конечно, личное впечатление.

— Какие глаза у Путина?

— Они у него оказались голубыми. Главное ощущение после этой встречи — физически было очень тяжело. Где-то после примерно пятой его лжи в глаза… Когда я заговорил про сидевшего в ту пору в заложниках Антона Титова, финдиректора «МОСТа». Поскольку Гусинский уехал, Малашенко уехал, а Титов не уехал, и ходил на допросы и давал показания, его арестовали. Он был заложником в чистом виде. Я с этого и начал. Я клоун, мне можно любые слова говорить.

— Ты сам решил, что ты клоун?

— Есть некоторые имиджевые вещи: Евгений Алексеевич Киселев — барин, основательный человек, серьезный, отец русской демократии, особа, приближенная к императору. А я — шут гороховый. Сижу нога на ногу, в свитерке…

— А зачем ты вообще пошел туда?

— Было чрезвычайно интересно. Про это Стругацкий написал Быкову недавно. Быков опубликовал свою переписку. Быков спрашивал: идти или нет на встречу писателей с Путиным? Он написал: «Идите, но твердо понимайте, что это для учебника истории, для мемуаров, для главы «Мои встречи с тираном». Это такой антропологический интерес. Кроме того, была, конечно, некоторая абсолютно иррациональная, но все-таки интеллигентская надежда, что ну я же смогу, я же умею слова составлять, я смогу что-то объяснить. И я объяснил, наверное, немножко перешел границы в этом смысле.

— Что-то резкое сказал?

— Да. Мы сели, вот эта раскладка — кто как сидит. Поэтому это обращенное к Шевчуку: «Вы кто?» — это в чистом виде хамство. Потому что перед ним лежит раскладочка, и он говорил: «Светлана Иннокентьевна, Татьяна Ростиславовна, Виктор Анатольевич», сверяясь с раскладочкой.

— А меня на встрече Совета по правам человека называл «Лена» и «Елена», без отчества.

— Разводил, пытался войти в доверие. А там было все очень корректно, вежливо, слушает, кивает головой, улыбается, реагирует на цитаты. Все нормально, современный человек. Но при этом, когда я сказал, что мы пришли, так как у нас заложник, давайте выпустим заложника. «Виктор Анатольевич, что же вы хотите, чтобы мы вернули «телефонное право»?» — сказал он мне и поглядел на меня голубыми глазами. «Телефонное право» — это сказал человек, от которого только что на наших глазах вышли из кабинета Устинов, Кох, Добродеев… То есть мы понимали, что по понедельникам собирался штаб армии, тысяча человек работала на убийство телекомпании НТВ. Я сказал: «Да, я хочу, чтобы вы на пять минут вернули «телефонное право», прямо при нас позвонили Генеральному прокурору и спросили: а почему сидит человек?» Он так тонко улыбнулся. Юридически у него была беспроигрышная позиция. Каждый раз он разводил руками и говорил: «Ну, слушайте, я всего лишь президент», «спор хозяйствующих субъектов — вы хотите, чтобы я вмешивался?», «я же не могу».


Крошка Цахес

По голым королям хорошо изучать анатомию власти.

В. Шендерович

— А что все-таки хорошего сделал Путин за эти 13 лет у власти?

— Наверняка он что-то сделал. Только у Шекспира бывает воплощенное зло, и потом даже у воплощенного зла есть человеческие черты. Для меня лично? Меня лично он выгнал с телевидения и дал возможность вернуться к бумаге.

— Сделать «Крошку Цахеса» с лицом Путина твоя идея?

— Нет, пожалуй, что нет. Мы сидели с режиссером Григорием Любомировым, перебирали классические сюжеты, и, по-моему, он вспомнил про Цахеса. Я очень жалею, что не успел сделать «Легенду о Големе». Пражская средневековая легенда про еврея, который изготовил себе Голема — огромное глиняное существо для уборки помещения, слугу и начертал у него на лбу знак послушания. И в какой-то момент это глиняное существо стерло у себя со лба знак послушания, и это дело кончилось плохо для создателя. Мне показалось, что история Березовский–Путин — это старая легенда о Големе, просто подходит как нельзя больше.

— А если бы сейчас ты мог делать «Куклы», Путина ты бы с каким лицом сделал?

— Прошло уже время «Кукол» для Путина. Потому что «Куклы» — это нечто веселое, это игра. Она может быть жесткой, но это игра. Про Путина надо уже давно собирать документы для процесса, и это уже другой жанр. Есть такая известная фраза итальянского поэта Адорно: «После Аушвица (Освенцима) невозможно писать стихи». Это, конечно, фигура речи, пишут стихи и после Аушвица великие. Но мысль понятна — неловко про розу и соловья, когда гора трупов. После Беслана продолжать выплясывать и бить степ… А «Куклы» — это степ, такое веселое, пускай немножечко обидное, но веселое, уже невозможно. Я бы поискал форму, интонацию, с которой сегодня уместно говорить на эту тему.

— Ты понимал, что история с «Крошкой Цахесом» может закончиться так плачевно для телекомпании?

— «Крошка Цахес» стал эмоциональной точкой. В знаменитой бумаге (условия сохранения телекомпании), которая была принесена после встречи с Волошиным, было три пункта: исчезновение первого лица из программы «Куклы», изменение информационной политики по Чечне и прекращение коррупционных расследований по «Мобитекс». Поэтому если бы телекомпания легла под Путина, говоря русским языком, то она бы осталась.

— Ты знал, что Путин очень ревностно относится к своему изображению?

— Нет. Я могу сказать совершенно искренне, для меня «Крошка Цахес» был очередной программой. Я не представлял себе, что это будет воспринято как физиологический наезд. Я ростом чуть пониже Путина, и для меня эта тема не является обидной (рост В. Шендеровича — 165 см, рост В. Путина — 169 см. — Е.М.).

— Ты хочешь сказать, что именно рост, а не лицо стал причиной гнева?

— Нет. Ну, тут надо понимать специфику. Одно дело я пишу в сценарии — маленький Путин. Другое дело, когда босиком какой-то карлик бегает с лицом Путина, все ржут. Я недооценил визуальной силы образа, я недооценил эмоциональной силы воздействия, и я недооценил, конечно, степени личной закомплексованности этого человека, потому что нам немедленно передали из нескольких источников, что был приступ ярости. В его голове не существует свободной прессы, сатиры как инструмента. Хотя никаких границ мы не переходили. Если бы он увидел, что англичане делали с Мейджором и Тэтчер! Например, Мейджора засовывали обратно туда, откуда люди рождаются. Был цикл «Жизнь Мейджора», и когда появлялось лицо Мейджора, врач говорил: «А-а-а! Назад! Назад его!» И его пытались обратно запихнуть. Буквально. Речь шла о премьер-министре Великобритании. Ничего не случилось с программой.

— А ты рискнул бы сделать такую программу о Путине?

— Я бы не рискнул по вкусовым соображениям, потому что для меня это too much. Но ничего противозаконного с точки зрения взаимоотношений сатиры и власти в этом нет. Да, ты премьер-министр, да, ты первое лицо государства. Любая сатира оправданна, любая резкость. Уходи в частную жизнь, про тебя никто слова не скажет. Европейский суд стоит на стороне свободной прессы, подчеркивая, что сатира имеет право быть провокационной, провокативной. В этом смысле журналист абсолютно защищен, он имеет право на любую критику должностного лица.

— После того как ты ушел с телевидения, были ли тебе какие-нибудь намеки, звонки из администрации президента, мол, Виктор Анатольевич, прекратите ругать, писать про нашего гаранта?

— Нет-нет, у меня репутация… Эту репутацию не то чтобы я специально создавал, а в какой-то момент я услышал со стороны. Гусинский говорил Примакову, Черномырдину, когда ему звонили после программы «Куклы»: «Да я ничего не могу с ним сделать, он сумасшедший».

— Это очень легко так сформулировать и прикрываться этим.

— Да, он прикрывал меня, он прикрывал телеканал. Вопрос сумасшествия, как известно, очень тонкий. Но я был рад такой формулировке.




Меня не пугали по-настоящему

По отрубленным ладоням судьбу не гадают.

В. Шендерович

— Ты смелый человек?

— Нет. Я думаю, что меня не пугали по-настоящему, я человек образованный. Я читал, например, «Колымские рассказы» Шаламова. И всякий читавший примеряет это на себя. Человек, который прочтя «Колымские рассказы», может сказать, что он бы это выдержал, — это человек с хорошим самомнением.

— То есть ты бы не выдержал?

— Я не знаю. Думаю, что нет. У всякого человека пленка цивилизации очень тонкая, это пара миллиметров на большой кипящей кастрюле. Вся эта пленка цивилизации сходит за несколько дней, если постараться. Человека сделать животным — это занятие на несколько дней. В легком варианте я это прошел в армии. Через три дня ты не хочешь ничего, кроме простых физиологических вещей: ты хочешь поесть, ты хочешь поспать, ты хочешь, чтобы было тепло, чтобы тебя не били, чтобы у тебя ничего не болело. И тебе не надо ничего больше, тебе не надо книг, и ты не страдаешь оттого, что не попал на концерт в консерваторию, что у тебя не издали рассказ. Ты перестаешь страдать на эти темы. И ты сдерживаешься с трудом, чтобы не упасть в ноги человеку, который даст тебе поспать и поесть.

— То есть тебя можно сломать?

— Любого человека можно сломать. Может быть, есть какие-то люди, с которыми в принципе это невозможно сделать.

— А провокаций ты боишься?

— Как у Жванецкого: «Не надо подсказывать им ответ». Этого было достаточно много в моей жизни — угроз физической расправы, мерзостей и вторжений в личную жизнь. Я в этом живу. Менялась густота. Иногда эти твари звонят раз в месяц, иногда пять раз в день.

— Что говорят?

— Да все то же — жидовская морда, мерзости сексуального характера. Репертуар небогатый.


Не вылезать еврей не может

Родина для еврея — место, где его впервые назвали жидом.

В. Шендерович

— Кстати, одна твоя цитата: «Не вылезать еврей не может. Слишком много энергии». А скажи, пожалуйста, а просто по башке еврей не боится получить?

— У меня есть рабочая гипотеза главной мысли — почему русский дурак может быть даже обаятельным, как Иванушка-дурачок, а еврей-дурак — это всегда катастрофа. Заключается эта гипотеза в том, что в среднерусском человеке талант и энергия для его реализации находятся более-менее в пропорции. Условно говоря, на одной стороне лестницы — академик Вернадский, писатель Булгаков, Лев Толстой, которым Бог дал и талант, и энергию для воплощения. А если он с другой стороны лестницы, то он выпил с утра и там же лег, где выпил, и у него нету претензий к миру. А драма народа, к которому я принадлежу, заключается в том, что каждый первый — Эйнштейн. Это как тренер сборной Бразилии по футболу сказал: «Очень трудно тренировать футбольную сборную в стране, где 50 млн человек знают, как это делать». То есть каждый бразилец, видимо, считает, что он знает, как надо тренировать сборную по футболу. В нации, которая названа богоизбранной, если ему не дано Божьего дара, то с огромной вероятностью в нем все равно живет энергия. Однажды пришел ко мне после концерта один человек и принес сборник стихов. Оказывается, он послал заявку в Книгу Гиннеса о том, что он автор наибольшего количества стихотворений про растения — он написал их 1500. Каждый день он узнает новое растение и пишет про него стихотворение. Я рискну сказать, что он с большой вероятностью еврей. В нем есть эта энергия. Да, он не Пастернак и не Мандельштам, но энергия для реализации у него есть.


Фото: Анна АРТЕМЬЕВА — «Новая»

Король для шута, шут для короля

Красноречивей всего — кляп.

В. Шендерович

— Ну хорошо, Путин — «Крошка Цахес», а себя бы ты какой куклой сделал?

— Ну, конечно, клоун. Клоун, шут гороховый, как угодно назови. К шуту, который говорит резкую и обидную правду, полагается король, который способен это выслушать. А у нас короля-то и нет.

— Если бы у тебя была возможность, то сегодняшнего президента ты бы о чем спросил?

— У меня нет никаких вопросов. Мне не о чем говорить с этим человеком.

— Ты не хочешь его спросить, когда он уйдет?

— Нет, зачем. Мы же видим: к нему ходят разные люди, в том числе приличные. Не все со встречи выходят приличными... И многие из них даже задают какие-то вопросы. Но смысла в этом нет, потому что он всех использует, он подтирается всеми, кто к нему приходит. Когда мне звонил Дима Быков и узнавал мое мнение — ходить или не ходить, мой совет был — не ходить. И то, что Быков, как Архангельский, замечательный, хороший человек, спросит его про Ходорковского, это Быков поставит себе галочку, что он это спросил. Потому что узнают о том, что Быков спросил про Ходорковского, 115 человек из его фесйсбука, а в телевизоре картинка — деятели культуры пришли поздравить Владимира Владимировича с днем рождения.

— Ничего не могу сказать о встрече Путина с писателями, но на встрече Путина с Советом по правам человека я говорила ему о важных для нашей профессии вопросах свободы информации и правах журналистов.

— Лен, ты дура, ты дала себя использовать, извини. Потому что для миллионов людей в телевизоре картинка такая — деятели культуры на приеме у лидера нации.

— Нет, это была встреча, не прием…

— Это неважно. Встреча с лидером нации. Деятели культуры пришли к лидеру нации.

— Нет, не к лидеру нации.

— Как назвать — это не твое... Не ты сейчас монтируешь, не ты сидишь за монтажным столом. В этом твоя ошибка: тебе по-прежнему кажется, что ты сидишь за монтажным столом. Нет, ты — персонаж. За монтажным столом другие, и они склеят так, как им захочется. Моя оценка — это ошибка. Потому что польза — кусочек колбаски, который дадут, какое-то послабление, какое-то смягчение журналистам…

— И тебе в том числе, поскольку ты тоже журналист, как ты сказал в начале беседы.

— Да, но тем не менее эта подачка с лихвой уравновешивается для Путина его легитимизацией, в которой он чрезвычайно нуждается, особенно после мая этого года, потому что он-то точно знает, что он нелегитимен. Уж он-то точно знает, что его фамилия Лукашенко, уж он точно знает, что никаких выборов не было, что они были сфальсифицированы, что его легитимность находится ровно на уровне Лукашенко. И когда вокруг сидят Федотов, Масюк, Никитинский и еще 50 человек, из которых 20 приличные, — всё, вы видите, идет процесс, он прислушивается к интеллигенции. А потом он прислушается к мнению Уралвагонзавода. Но что поделать, он президент всей страны. Вы участвуете в разводке. Это моя позиция. Могу дать свидетельские показания, когда будет процесс, как он злоупотреблял должностью президента Российской Федерации. Но ни при каких других обстоятельствах встречаться с ним невозможно.


Конкурс отвращения

Политический труп разлагается с большим комфортом.

В. Шендерович

— Твоя фраза: «Симпатию я испытываю к женщинам, старикам и детям. А к политикам испытываю различную степень отвращения». Кто в первой тройке?

— Там большой конкурс. Это все персонажи программы «Время». Путин, да. Медведев, безусловно. Причем в смысле отвращения даже больше, чем Путин. Потому что Путин какой-то определенный, он такой вполне себе мелкий шекспировский бес. А к Медведеву «такую неприязнь испытываю, что кушать не могу», как говорил Мкртчян в знаменитом фильме. К Медведеву испытываю неприязнь гораздо большую, чем к Путину.

— Потому что ничего не сделал?

— Ну, какие чувства можно испытывать к крокодилу? Держаться подальше. Путин цельный крокодил, он цельное существо. И здесь нет никаких особенных иллюзий.

— Крокодилы, мне кажется, тупые.

— Нет, они живучие, во-первых. Крокодил всех переживет. Во-вторых, он лежит, притворившись корягой.

— А разве Путин…

— Крокодил до 1999 года лежал, притворившись корягой. И ты не подозреваешь о его существовании. Потом, когда ты начинаешь подозревать о его существовании, уже поздно. Уже он выбросился, вцепился тебе в горло, он тебя уже ест, когда ты начинаешь подозревать о его существовании. Но к крокодилу особенных претензий нет: он продукт эволюции, он такой, какой есть, и странно его перевоспитывать. И он, главное, ничего, кроме коряги, из себя в жизни не изображает. А Медведев изображает из себя нечто человекообразное. И судя по тому, что десятки приличных людей и моих друзей, включая редактора «Новой газеты», ходили вокруг него на цыпочках, сдували пыль и говорили: «Тихо-тихо, подождите, сейчас он вот как встанет, как окажется, что он человек, вот увидите…»

— А ты не верил в это?

— Ни одной секунды.

— Почему?

— Не знаю, интуиция. Он пустое место. Сразу было понятно, что пустое место.

— Хорошо, третьего назови. Путин, Медведев…

— Там среди общего фона есть, конечно, персонажи особой вонючести. Рогозин, Сергей Иванов. Это такие патентованные уже… Это как у Бабеля сказано: «Слывший промеж биндюжников грубияном». Чтобы слыть мерзавцем среди них, надо быть уже Рогозиным. Ну вот, диапазон Фрадков, Зубков — это биомасса, кагэбэшная биомасса, она более-менее видна и понятна.

— А Сурков?

— Сурков — персонаж чуть более…

— У тебя прямо на лице какое-то отвращение, если честно.

— Ну а что ты хотела? Ты меня про кого спрашиваешь? Про Папу Римского? Про Суркова? Ну, вот такое лицо, которое есть. Я не буду даже отвечать на этот вопрос. Ведь в чем наша типовая интеллигентская ошибка? Мы считаем, что если человек откликается на цитаты из Булгакова или Священного Писания, Чехова, Пушкина, то он как бы интеллигентный. Это у нас с советских времен. Предполагается, что этот человек нашей этики. Я попробовал парочку его текстов просто на зубок. Там труха внутри, там ничего нет. Там пустое место. Но, конечно, это игра в доброго следователя и злого следователя. Это подвалы гестапо, есть Сергей Иванов… и есть автор текстов, интеллектуал с псевдонимом Дубовицкий. Понты. Третья производная Пелевина и Сорокина. Человек, который хочет спрятаться за псевдонимом, не берет псевдонимом фамилию жены и не делает утечку в журнал «Русский пионер».


Кандидат-депутат Шендерович

Цепной пес хранит верность только конуре.

В. Шендерович

— Ты ходил в депутаты в 2005 году. Значит, все-таки власть тебе не чужда?

— Нет, неточный вывод. Это был округ, в который собирался идти Ходорковский. Мосгорсуд за одну неделю срочно привел приговор в исполнение, чтобы не пустить Ходорковского на эти выборы. И я ждал (а это знаковый округ, Университетский, где всегда побеждали демократы), что кто-нибудь из политиков пойдет. Уже шагреневая кожа сжалась до не могу. Кто будет 450-м депутатом — я, Говорухин или цирковая собачка, значения не имело никакого. Я не шел в политику, потому что политики не было. Это был эрзац. Это был абсолютно публицистический поход, я шел как журналист. Я шел для того, чтобы использовать эту возможность и написать о ней. Ну как Пастер прививал себе чуму. Я так же шел в депутаты. Конечно, если бы я знал, что мне придется испытать (к вопросу о смелости), я бы, наверное, не пошел. Это мерзость — вторжение в личную жизнь, угрозы, угрозы семье и т.д.

— А поучаствовать, например, в президентских выборах ты мог бы?

— Нет, моя профессия называется «журналист».

— Опять-таки ради эксперимента?

— В 2005 году я пошел в депутаты для того, чтобы иметь возможность попробовать это, заявиться, встречаться с людьми, рассказывать что-то, как-то встряхнуть это болото, потому что ни Хакамада, ни Немцов никто не пошел. Я ждал, что кто-то из политиков пойдет, потому что их дело, их работа. Мое дело — об этом писать.

— Ты про все пишешь книжки? Про каждый этап своей жизни ты пишешь книжки?

— Совершенно верно.

— И зарабатываешь на этом деньги.

— Да, именно. Это моя работа. Совершенно верно. У Иртеньева есть стихотворение, посвященное жене: «Я сегодня Алке зажигалку за 15 тысяч подарил…» А кончается так: «На свои купил, на трудовые, те, что получил за этот стих. Бабки, прямо скажем, — ломовые. Алка, прямо скажем, стоит их».

— Почему ты не пошел в Координационный совет?

— Потому что выборы в Координационный совет — это уже политика, и вот там нужны люди, которые готовы работать. Это отдельная профессия. Координационный совет — это уже реальная политика. В отличие от Государственной думы.


Я готов к встрече с ОМОНом

Вот вам моя рука — вы ее выкрутили.

В. Шендерович

— Какие, на твой взгляд, главные ошибки протеста за этот год?

— Главная ошибка протеста — неготовность бросить все и упереться рогом. Мы очень капризные. Мы очень склонны к выяснению отношений, к раздроблению. Инфантильный протест по большей части. И выходит меньше людей по нескольким причинам. Одна причина прямая — это ужесточение реакции власти, и не все люди готовы на встречу с ОМОНом. Это к разговору о Шаламове. Если ты скажешь, что ты хочешь свободы, тебе отпилят ногу ржавой ножовкой. Подумай. А потом говорят: «А что же ты не вышел за свободу? Что же ты такой трус?» Ну конечно, можно и так поставить вопрос.

— А ты готов к встрече с ОМОНом?

— Я с ним встречался.

— Тебя били?

— Да, разумеется. Меня давили, меня били, меня задерживали с 2006 года. Вторая причина, что митинги — это работа, на которую надо выходить. У многих другие представления о своем досуге в свой выходной. Если ты хочешь считаться гражданином, а не населением, то надо работать. И в этом смысле каприз — ах они меня разочаровали, ах Собчак, ах Навальный, они все переругались, фу-фу, дайте нам хорошего политика. Дайте нам, дайте нам… Я про это написал несколько текстов, лежа на диване.

— Ты как кокетка сейчас.

— Да, я изображаю: ах мне не нравится, нет, я не пойду, какая гадость, ах Навальный, нет-нет…

— А кого из лидеров оппозиции ты видишь потенциальным президентом?

— Навальный — это политик-профессионал. Ясно, что у него есть свои убеждения. Он не устает, не останавливается, не дает слабины, не делает это в отпуске.

— Его не выпускают в отпуск, он под подпиской.

— Тем не менее вызывает уважение его умение не падать от первого удара и не говорить — ах вы так, тогда я обижусь и уйду.

— То есть ты бы за него проголосовал на выборах президента?

— Это две разные истории. Координационный совет не занимается выборами президента Российской Федерации. Он занимается тем, что пытается вернуть нормальные правила игры — мы голосуем, мы сами будем избирать президента и парламент, а не они друг друга по очереди будут назначать — Путин Медведева, Медведев Путина, Путин Рогозина, Рогозин Иванова.

Мы легко отдали наши свободы, за пачку сигарет. Потому что темные, потому что даже Франклина не читали, который говорил, что когда человек отдает свободу за безопасность, он не получает ни того, ни другого. Отдали. Теперь это надо возвращать. Они не отдадут. Потому что Путин понимает, что как только руки от рычагов власти отлепит, с рычагов власти начнут снимать отпечатки пальцев, немедленно. Немедленно тот же самый Чайка и Бастрыкин.

— Что Бастрыкин и Чайка такие честные?

— Нет, при чем тут честные? Честных ты там вообще не ищи. Просто дарвинизм — лев сдох, лев среди саванны лежит, что ж гиенам-то ровесничкам не подойти теперь? И он эти нравы знает, он сам такой, и он сам разодрал не одну тушу по дороге в цари Горы, в цари саванны, поэтому у него нет никаких иллюзий, что как только он даст слабину, его свои съедят, а не Пархоменко его съест с Пионтковским.


Любовь натертого градусника

Ветер перемен не должен свистеть в ушах.

В. Шендерович

— Какой ты Путину дашь совет?

— А я ему уже давал совет в январе 2001 года — поостеречься абсолютной власти. Я произнес небольшую гуманитарную речь. Невиданные рейтинги, поддержка, наконец-то народ и партия едины после ельцинских плохих времен. А был рейтинг за 70. Я сказал, что это очень опасный рейтинг, что не в интересах человека и политика иметь такой рейтинг, потому что это рейтинг авторитарный, что таких рейтингов не бывает в демократических странах, что такие рейтинги плохо кончаются.

— Но его народ тогда любил, надеялся.

— Это неважно. Это мы не можем узнать, потому что это как натертый градусник. Мы не можем узнать, температура была 36,6 или 37,2.

— Ты считаешь, что уже тогда был натертый градусник?

— Конечно. Здрасьте, полгода телевизор орал о спасении нации, о том, что Россия встает с колен, победа в войне, появился новый, молодой, энергичный, в шапочке на подводной лодке, еще не утонувшей. Рядом Жванецкий, Спиваков, Татьяна Толстая. Все поддерживали. Интеллигенция вся. И я ему говорил, что у Чаушеску за неделю до расстрела рейтинг был стопроцентный. Но их потом расстреляли вместе с женой и рейтингом, без суда.

— Что он тебе сказал на это?

— Ничего не сказал, махнул хвостиком, как рыбка.

— А что глаза его говорили?

— Нехорошие были глаза. Неприятные я слова говорил. Я его предупреждал, моя совесть чиста, я его персонально предупреждал. Это о том, кто успеет первым — ишак, эмир или Ходжа Насреддин. Он может, как Мугабе, прожить до 88 лет, и вымрем все мы, а он останется. Он не может уйти, он не может читать лекции, как Клинтон. История дает возможность констатировать только закономерности. Закономерности очевидны. Он нелегитимный лидер, значит, он закончит как нелегитимный лидер, то есть либо умрет в постели, либо кончит плохо. Ничего третьего для нелегитимных лидеров история не приготовила. Милошевич, Пиночет…

Другая власть будет не когда Путин упадет с дельтаплана или марсиане его заберут. Другая жизнь будет, когда мы, такие большие россияне, добьемся изменений правил жизни. Из этой кастрюли, как сказал Владимир Мирзоев, уже поползло через край и подгорает. Уже ясно, что что-то там должно изменится.

В 80-е изменилось не потому, что умер Черненко. Изменилось потому, что Советский Союз проиграл холодную войну, а Рейган выиграл. Ракеты еще делали, но хлеба уже не было, хлеб уже закупали у потенциального противника. Поэтому Горбачев был неизбежен. У нас такого нет. Еда есть. И нефть. Это означает, что сейчас что-то может измениться только через голову.

Но когда будет падение цен, тогда уже на улицу выйдет не Болотная площадь, не обитатели кафе «Жан-Жак», а тот же самый Уралвагонзавод, те же самые шахтеры. И тогда уже появятся такие популисты, что Навального будете искать и мечтать, где он, этот Навальный, с которым можно разговаривать, который адвокат. Потому что появится ухудшенный вариант Жириновского. Настоящий. Только не провокатор Жириновский, а настоящий буйный появится. Как у Высоцкого: «Настоящих буйных мало — вот и нету вожаков». И тогда выбор очень небольшой, условно говоря, между Удальцовым и Тором.

— А ты кого предпочтешь?

— Ты мне предлагаешь выбор между сифилисом и триппером? Аверинцев говорил: «Не надо выбор делать, который дьявол предлагает». Это дьявольский выбор. Не надо этого выбора делать.

— А если случится?

— Если случится, мне не жить по-всякому здесь. Мне не жить ни при Удальцове, ни при…

— Уедешь?

— Если успею убежать живым от Тора? Да, постараюсь сбежать.

— А от Удальцова?

— От Удальцова — да, тоже.

— Куда сбежишь? На историческую родину?

— Нет, смотри, ответ на вопрос, собираешься ли уехать, замечательный (не мой, к сожалению): при малейшей возможности — нет. Дальше опять приходим к шаламовскому. По сути, ты меня спросила, хочу ли я жить. Ответ — да, хочу.

— Значит, смоешься?

— Мерзавец, да, да, постараюсь. Вопрос в том, что я хочу жить.

— А родину защищать от триппера и сифилиса…

— А вот для этого я и сижу с тобой и защищаю родину от сифилиса, вот этим сейчас и занят. Ты принесла мне анализы.

— Я не думала, что я медсестра.

— А ты медсестра. Ты мне принесла некоторые цифры, я их комментирую. Когда все рушится, то востребованы простые рецепты. Нужен человек, который скажет: «Я знаю, как надо. Я вас приведу к счастью завтра. Завтра все будет хорошо. Я знаю, кто виноват, я знаю, что делать». Дальше рецепты понятны. Кого вешали в Пугачевский бунт? Инородцев и математиков очкастых. Тут все понятно. Если видеть с расстояния — у нас сейчас какая власть? Либеральная. Путин кто? Демократ. Тень Собчака, Конституция. С точки зрения Удальцова — либералы у власти, с точки зрения фашистов, у власти — либералы. От имени либералов — это ворье негодяйское продолжает дискредитировать либерально-демократическую идею. С декабря по май был отличный шанс плавно повернуть главный механизм, а власть при первой возможности гайки завинтила. Единственное, что они могут и понимают, — дискредитация, спецоперация. По специальности работает человек. Путин это умеет.

— А ты что умеешь?

— А мое дело — рефлексия. Я лягушка, которой капают на лапку кислотой, она лапку отдергивает и кричит: ой-ой-ой. Вот и вся моя работа.

— Лапки сильно обожжены?

— Достаточно обожжены лапки. Здесь моя работа, которой я приношу, думаю, больше пользы, чем если бы я сидел в Координационном совете и пытался примирять Собчак с Пионтковским.

— А ты не готов менять профессию?

— Я не готов на это… Я не готов и электриком работать, и мелиоратором. Есть много профессий, которыми я не владею и не хочу ими заниматься. Закончу моей любимой байкой. Жил в московском дворе вор-форточник, сухонький немолодой человек, лучший в Москве вор-форточник. Вор в законе. В форточки пролезал, квартирные кражи делал. Отсидел, вернулся. Через какое-то время снова исчез, а когда вернулся через пять лет, на вопрос «Где был?» — ответил: «Да вот, решил угнать машину и попался». Всю эту историю я рассказываю ради вывода, которым завершил форточник свой рассказ: «Куда поперся? Есть профессия — работай по ней».

Штат Техас

На сегодня Штат Техас возглавляет список штатов. желающих выйти из состава США.
Он уже "перешагнул" порог в 25 тысяч голосов, после которого Белый дом должен дать официальный ответ на петицию. Техасцы жалуются, в частности, на "вопиющие нарушения" прав человека, в числе которых - досмотр пассажиров в аэропортах.

Большинство прошений были поданы жителями штатов, отдавших голоса сопернику Обамы республиканцу Митту Ромни, в итоге проигравшему выборы. В последний раз несколько штатов вышли из состава союза в 1860 и 1861 годах после избрания президентом Авраама Линкольна. Вслед за этим началась Гражданская война, напоминает


ТЕХАССКИЕ ЧУДАКИ (http://www.ourtx.com/issue-328/7213)

Многие из нас живут в Техасе не первый десяток лет и думают, что знают о нём всё. Оно, конечно - Аламо, ковбои, броненосцы, лонгхорны, родео, ранчо, перец чили и Космический центр напрямую ассоциируются с Техасом и известны каждому профану. Но даже местным хочется порой увидеть что-то нетривиальное рядом. По счастью, этого в штате Одинокой Звезды полно. Итак, странные места и люди Техаса.
Коронованный «Принц Престолов»

Техасец Барни Смит творит в области, находящейся на грани искусства и хэппенинга. Он разрисовывает, покрывает гравировкой и аппликацией … сиденья для унитаза. Немногие люди решились бы на такое, и уж точно никто не делал бы это с таким рвением, как господин Смит.

Водопроводчик на пенсии, Смит за свою долгую жизнь собственноручно оформил и украсил около 800 крышек для унитазов.



Все началось где-то около 1970 года. Барни с отцом вернулись с охоты и стали думать, что бы такое сделать с рогами убитых оленей. В итоге папаша Смит попросту привинтил рога на деревяшку и повесил на стену, но мастеру-сантехнику Барни пришла в голову мысль украсить рогами крышку унитаза. После этого он понял, что нашёл себя в искусстве.
Монеты, предметы интерьера и косметики, кухонная утварь, очки, галстуки, перья, спортивные награды, фигурки героев мультфильмов - словом, всё, о чем вы можете подумать, Барни Смит приклеивает на сиденья унитазов.

Поводом для очередного шедевра становился юбилей свадьбы, путешествие или интересный факт. Например, Смит сделал «сёдла», посвящённые всем штатам Америки, использовав соответствующие номера машин. Или более «интимный» проект - сидение, посвящённое операции по удалению камней в почках собственной жены. Ещё один из экспонатов представляет себе инсталляцию из запчастей компьютера. Продолжая «фонтанировать» идеями, Смит создал копию сидения туалета Саддама Хусейна в его подземном бункере.

Коллекция, собираемая более 30 лет, плавно переросла в музей. Все экспонаты Б.Смит выставил в гараже своего дома.
Об этой необычной галерее до 1992 года никто не имел представления. Но в один прекрасный день мужчина, интересовавшийся живописью, пришёл к Смиту в гости, чтобы приобрести парочку его картин, написанных маслом. Барни пригласил гостя внутрь, чтобы показать все остальные творения. Как только человек узрел сиденья для унитаза, громоздившиеся на стенах, он забыл, зачем пришёл. С тех пор коллекцию Барни Смита, прозванного соседями «Принцем престолов», может увидеть каждый желающий.

Господин Смит может рассказать вам историю каждого сидения. И будьте уверены, что тур по «музею» будет охватывать разнообразные темы - от косметической стоматологии до японской валюты. И всё за одно посещение. Конечно, каждый из посетителей считает своим долгом поинтересоваться у Смита, как выглядит сиденье для унитаза в его собственном жилище. Хозяин галереи утверждает, что самое обыкновенное, без отделки.

Эту прекрасную коллекцию можно увидеть, посетив городок Alamo Heights.
«Храм из хлама»



На заднем дворе небольшого дома на пригородной улице в южной части Остина спокойно стоит «Собор из мусора». С улицы он невидим, поскольку Винс Хэнманн - человек, который построил «Храм из хлама», и не думал привлекать внимание широкой публики.

Хотя местные искусствоведы уже нашли для него место в истории и окрестили стиль его постройки «дворизм» (yardism), господин Хэнманн носа не задирает, и более того, пытается оправдываться, мол, какое искусство, я просто в кубики играл. «Я построил этот храм по той же причине, по какой дети строят замки из песка - чтобы просто весело проводить время. Вроде как я построил свой маленький внутренний мир. Прикольно получилось», - рассказывает Хэнманн.

Более 700 велосипедов, с полдюжины мотоциклов и 15 газонокосилок, пластиковые лошадки-качалки, типа тех, которые вам дарили в детстве на Новый год, кофеварки из студенческих общаг, страшненькие помятые лампы, костыли, почтовые ящики, дорожные знаки, старые пишущие машинки, колеса, автомобильные бамперы, кухонная утварь, лестницы, канаты, бутылки … список можно продолжать и продолжать. Грандиозную свалку венчает крутилка от кондиционера. Ну чем не собор Василия Блаженного - только из хлама.

Всё 33-футовое сооружение весит около 60 тонн, все вещи - совершенно вышедшие из строя, сущий хлам. Но некоторые составляющие - неоновая реклама пива, часы и другие электрические предметы по-прежнему работают и подпитываются от «невидимых» кабелей и розеток, умело спрятанных в конструкции.

Можно потратить часы, разглядывая все составляющие грандиозной мусорной постройки. Собор был собран в основном не только из «личных вещей», но и из того, что люди приносили к Винсу Хэнманну по принципу «на тебе, боже, что нам негоже». Вещи проходят строгий отбор, и те, которые не вписываются в общую архитектуру, возвращаются прежним владельцам.

«Игры с собором начались в 1988 году. Тогда Хэнманну было чуть больше 20 лет, и он только что переехал в дом на Ларейна-драйв. Ну и начал строить. Соседи спрашивали: «На кой тебе всё это?», а он им: «Ну нравится мне. Как только разонравится, возьму и разрушу». Примерно в 2000 году, он-таки, решил разрушить своё творение и продать на металлолом. Но это было не так-то просто, в то время башня была в три этажа вышиной. Провозившись впустую с двумя этажами и порядком надорвавшись, Винс решил бросить эту затею и перейти … обратно к ремонту.

Однажды Винс провёл «инвентаризацию» своего храма и составил список его компонентов с расчётом , чтобы печатать его на футболках. Ан нет, только чтобы прочесть весь список, понадобится около 20 минут.

Снаружи собор кажется небольшим, однако, как только вы входите туда, пространство словно расширяется. Внутри собор чем-то напоминает жутковатый антураж из фильма «Чужие» - сводчатые потолки, несколько уровней лестниц, смотровые площадки и «Тронный зал» со стулом, сделанном из бог знает чего, в котором Винс частенько беседует с посетителями и журналистами.

Собор открыт для посетителей в то время, когда Винс Хэнманн не занят на работе. «Храм из хлама» стал популярным местом для туристических групп - особенно школьников и пенсионеров и привлекает около 10000 посетителей в год. Иногда люди узнают свой скарб и искренне радуются. В соборе уже состоялось несколько свадеб и вечеринок.

Конструкция на удивление прочная, и поначалу городские инспекторы признали его совершенно безопасным для общественности. Однако в 2010 г. городские власти вдруг начали настаивать на принудительном закрытии и демонтаже собора. Возмущённые этим фактом активисты из числа местного населения вступились за собор. После «бури и натиска» город всё-таки уважил пожелания граждан и согласился оставить храм в покое, а заодно и держать марку «Keep Austin Weird».

В отличие от средневековых церквей, постройкой которых занималось нередко несколько поколений, «Храм из хлама» существует при жизни своего создателя.

Собор-свалка находится в Остине по адресу 4422 Lareina Dr.

Very Veruschka. Part 1.

Давно уже, посмотрела фильм о Верушке и больше никогда ничего, случайно, о ней не встречала. И, вот, радость, столько фотографий и текста. Перепостила к себе. Не забыть и поделиться.

Оригинал взят у ana_lee в Very Veruschka. Part 1.

В вагоне парижского метро стоит высокая женщина. Она достаточно высокого роста, чтобы стать моделью, но слишком бедная и слишком грубая. На ней оборванная одежда и поношенные туфли. Вся она в пятнах краски; краска и на одежде, и на рабочих руках. Краска даже в ее мышиных волосах.

Photobucket - Video and Image Hosting
My Sin Perfume, 1973

Photobucket - Video and Image Hosting
Life 1967

Она была крупнейшей моделью своего времени - во многих смыслах. Верушка, рост которой составлял 186 сантиметров, была не только самой высокой из всех топ-моделей того времени, но и самой титулованной.


Collapse )

Интервью с Еленой Чудиновой

Оригинал взят у vseobislame в Интервью с Еленой Чудиновой
Елена Чудинова. Писатель, автор романа «Мечеть Парижской Богоматери» ЕЛЕНА ЧУДИНОВА: «Крестовые походы – это прекрасно»



"Портал-Credo.Ru": Ваши произведения вызывают немало протестов в мусульманской среде. Похоже, там Ваш основной читатель?

Елена Чудинова: Они читают, обсуждают, но меня ненавидят. И, в общем-то, я действительно сумасбродка — я этого не скрываю. Потому что я считаю, что ислам изначально сформировался как "субкультура бандформирований" и представляет собой не религиозную, а политическую силу в современном мире. Это мое глубочайшее убеждение.

- Не опасно ли провоцировать исламский гнев?

- Нет, меня защищает Господь. Я убежденная христианка, у меня достаточно сложная конфессиональная судьба — я всю жизнь между православием и католицизмом, который глубоко люблю, хотя в данный момент окормляюсь в православном монастыре за рубежом. Но это не суть важно, важно то, что если человек готов умереть за крест — я понимаю, что это звучит претенциозно, то мой друг — о. Даниил Сысоев — уже это сделал. Понимаете? Не в их руках эта нить, и не они в силах ее разрубить.
Collapse )
Оригинал статьи